Введение

Почти каждый поклонник аниме знает, кто такой Ёситака Амано. Наряду с Рейндж Муратой, Ёситоси Абэ и другими художниками он почитается как гуру. Однако мало кто знает, какой вклад он внёс в мировое искусство, и почти никто не знает, что лежит в основе его творчества. В этой статье даётся любопытный анализ мира, созданного Ёситакой Амано. Изначально в статье не было иллюстраций. Чтобы облегчить понимание и проиллюстрировать интересные параллели и исторические факты, приведённые автором, я позволил себе добавить ряд рисунков. Перевод статьи вёлся с английского и вызвал определённые сложности из-за обилия беллетристических словоизысков, поэтому я буду переводить её по главам. В первой рассказывается о развитии стиля художника, во второй — о влиянии различных стилей и школ на становление рисунка Амано, а в третьей автор пытается разгадать секрет «водяной женщины». Именно так можно одним словом охарактеризовать самые запоминающиеся женские образы, придуманные Амано.

Упадок, невинность и Млечный путь

Посвящается Ёситака Амано
Хироси Унно (Hiroshi Unno)

Часть 1. Как Амано создал Мир

Впервые я встретился с Ёситака Амано (Yoshitaka Amano) во время работы над «Алиса Эротика» (Alice Erotica, Anzudo, 1999) (рис. 1). Идея этой книги для взрослых была предложена нашим редактором и общим другом. Мне предстояло написать историю об Алисе и Джеке Потрошителе, происходящую в Париже конца XIX века.


Рис. 1. Обложка «Alice Erotica».

Я был приятно удивлён, встретив современного иллюстратора такого уровня. Работы Амано содержат в себе одновременно что-то новое и что-то старое. Его рисунки — это ностальгический калейдоскоп хорошо знакомых образов, которые объединяются во что-то новое, не существовавшее до сего дня.

Этот сплав противоположностей — старого и нового — то, что очерчивает форму мира Амано. Уяснив то, как создаётся этот мир, мы откроем ключ к пониманию особой притягательности его творчества.

Ёситака Амано родился в 1952 году в городе Сидзуока (Shizuoka), с детства любил рисовать, и в 15 лет поступил на анимационную студию «Тацуноко Продакшнс» (Tatsunoko Productions).

Амано вырос в шестидесятых годах, когда в японской поп-культуре царили диснеевские мультфильмы, американские комиксы и телевидение. На подъёме были поп-арт и психоделика. Амано восхищался работами Питера Макса (Peter Max) (рис. 2).


Рис. 2. Рисунок Амано (слева) и Питера Макса (справа).

Психоделика давно требовала переоценки. Её влияние хорошо заметно в работах Амано. Психоделика со своим свободным «любительским» рисунком, смешением стилей и образов, стала преемником ар-нуво конца XIX века. Амано оказался неравнодушен к этой эпохе и не удержался от заимствования романтики Серебряного века.

Вскоре он перешёл от анимации на иллюстраторскую работу. Если в семидесятых он работал в основном на «Тацуноко Продакшнс» (рис. 3), то в восьмидесятых годах переключился на периодику, например, «СФ Магазайн» (SF Magazine).


Рис. 3. Дизайн персонажей для аниме «Охотник на вампиров Ди».

Из «Тацуноко Продакшнс» Амано ушёл в 1982 году, чтобы заняться научно-фантастическими и фентезийными иллюстрациями. Работа над анимацией в семидесятых и иллюстраторская работа в восьмидесятых оказали сильный эффект на развитие его талантов. Аниме — это сплетение ручной работы и компьютерного искусства, а научно-фантастические иллюстрации объединили реализм и сюрреализм.

Ёситака Амано — наследник золотой эпохи иллюстрации. Его рисунки сочетают в себе удивительную лёгкость и силу воздействия. Он мастерски работает в любой выбранной технике и стиле. В своём творчестве Амано сумел найти применение высоким технологиям и преодолеть ограничения ручных изобразительных техник. Он одинаково хорош в классических техниках и в применении современных компьютерных технологий.

Хотя Амано продолжал принимать участие в создании аниме в восьмидесятых годах, направление его деятельности всё сильнее смещалось в сторону книжных иллюстраций, и в итоге он добился признания в качестве дизайнера (рис. 4). В этот период вышли сборники “Maten” («Демоническое небо», 1984 год), обложки серии “Guin Saga” («Сага о Гуине» автор Каору Куримото (Kaoru Kurimoto), «Хаякава Пресс» (Hayakawa Press), с 1985 года), “Genmukan” («Призрачный Зал», 1985 год) и “Hiten” («Небо для полётов», 1989 год).


Рис. 4. Иллюстрация для аниме «Роботек».

В 1987 году перед Амано открылось новое поле деятельности. Это разработка персонажей и визуальной концепции для компьютерной игры «Последняя фантазия» (“Final Fantasy”) (Square Co., Ltd.) (рис. 5). Снарядившись умениями, полученными во время создания аниме и иллюстраций, прихватив недюжинное воображение, Амано погрузился в виртуальную реальность компьютерных игр.

Следующим этапом его карьеры стали декорации к постановке театра Nissei “Nayotake” («Мягкий Бамбук», режиссёр Тамасабуро Бандо (Tamasaburo Bando), 1990 год). Впервые его рисунки перенеслись в трёхмерное пространство сцены.

В 1989 году прошла его выставка “Hiten”. Впервые Амано смог пообщаться со своей аудиторией напрямую, в обход печатных СМИ. В течение следующих десяти лет он продолжил выставки, вскоре став известным мастером изящных искусств.

С самого начала работы над аниме, иллюстрациями и компьютерными играми Амано находил особое удовольствие в рисовании как таковом. Конечно, если художник-одиночка хочет продавать принты своих работ ради получения прибыли, риск и ответственность достаточно велики. Кроме того, во время экономического кризиса в Японии произведения искусства очень тяжело продавались.

Амано сам организовывал выставки, представлял публике свои работы и одновременно набирал поклонников среди молодёжи. Постепенно к нему пришло мировое признание: литографии в парижской мастерской в 1995 году и в нью-йорской в 1997 годы, а кульминацией стало открытие своего ателье в Нью-Йорке. В 1990-х годах, сосредоточившись на создании принтов, Амано окончательно утвердился как художник.

Таким образом, можно выделить три этапа формирования Амано-художника: период аниме (1970-е годы), период иллюстраций (1980-е годы) и период принтов (1990-е годы).


Рис. 5. Разработка и дизайн персонажей к игре «Последняя Фантазия».

Меня больше всего удивила лёгкость с которой Амано переходит из мира детей во взрослый мир. От анимационных персонажей “Konchu monogatari minashigo Hutch” («Легенда о насекомом: пчелка Хатч») до иллюстраций к садо-мазохистскому роману Онироку Дана (Oniroku Dan) “Hana to hebi” («Цветы и змеи») (рис. 6), Амано свободно переходит от жанра к жанру и от аудитории к аудитории. Ни эпоха, ни национальность не ограничивают сюжеты его работ: от «Легенды о Гендзи» до средневековых рыцарских историй, от японского фольклора до арабских и европейских сказок.


Рис. 6. «Пчёлка Хатч» (слева) и «Цветы и змеи» (справа).

Только теперь можно с большим успехом свободно обращаться к любой эпохе и стране. Компьютерная эра позволила вызывать образы глубокой древности — как реальные, так и вымышленные — и объединять их (рис. 7 и рис. 8). Например, в художественном фильме «Мулен Руж» (Muoulin Rouge) режиссер Баз Лурман (Baz Luhrmann) подвергает компьютерной обработке фотографии старого Парижа, сделанные Эженом Атже (Eugène Atget), чтобы воссоздать облик города конца XIX века. В виртуальном мире компьютерной графики он вызывает к жизни настолько реалистичное видение Парижа Серебряного века, что зрителю кажется, что он находится в этом городе.


Рис. 7. «Легенда о Гензи» (слева) и «Красная шапочка» (справа).


Рис. 8. «Сказки 1001 ночи».

Следуя за Амано от аниме к иллюстрациям и принтам, совершаешь удивительное путешествие, переносясь от современных техник к классическим. Он продолжал работать над аниме и иллюстрациями, но, переходя к принтам, создавал свои самые классические, самые личные работы.

Выставки принтов стали краеугольным камнем в карьере Амано, однако его рисунки произвели неожиданный эффект на молодых поклонников аниме. Для них это стало настоящим прорывом в мир изящных искусств за границы анимации. Более того, это позволило произвести переоценку его деятельности как искусства, свободного от ограничений в рамках аниме, иллюстраций и живописи.

В своём путешествии по этим пространствам Ёситака Амано находит применение различным стилям, что свидетельствует о существовании общей области взаимодействия пронизывающей эти виды искусств. Теперь мы воспринимаем их не как три разных вида искусства, а как единую сущность. Именно Амано связал аниме, иллюстрации и живопись, позволив молодёжи прикоснуться к изящному искусству.

Амано тоже получает пользу от этих достижений. Возврат к классическим изобразительным средствам и использование ручных техник рисования позволили ему избежать маньеризма и однообразия, которые стали бичом компьютеризированного искусства. Как я упоминал ранее, он легко переходит от Востока к Западу, однако это не стирает национальных особенностей его творчества. В линиях его рисунков всё же больше восточного и японского. Глядя на фотографию, где он пишет на лежащем на полу бумажном холсте, понимаешь, что он сохраняет верность художественным традициям Японии. Ёситака Амано — поборник возрождения забытого японского искусства: гравюр на дереве укиё-э (рис. 9) и свитков с рисунками эмаки (рис. 10). Занятия с движущимися картинками в анимации хорошо подготовили его к эмаки.


Рис. 9. Техника Укиё-э (слева) и рисунок Амано (справа).


Рис. 10. Рисунок в технике Эмаки.

Возвращаясь к этим почти забытым стилям, Амано скользит на гребне воспоминаний за пределами нашего сознания и выхватывает из пучины бесчисленные призраки обитающих там художественных образов. Эти фантомы оказываются так же близки к нам, как лежащая рядом книга или занавеска, они просто скрыты от нашего взора и разума. Амано проложил свой путь там, где погребены эти образы, однако вытащил на поверхность лишь близкие к ним очертания. К нам возвращается память, призрак оживает, и мы вспоминаем, что уже это видели.

Амано — художник цифровой эпохи, но это не мешает ему бережно хранить традиции эмаки и укиё-э. Он соединяет концепции, найденные в компьютерных базах данных, с собственным опытом. Образы Амано путешествуют по пути, который пронизывает всю историю человечества и его собственное прошлое.

Электронные базы данных позволяют нам собирать информацию обо всём мире: сведения о любой эпохе, о любой стране. Что касается Амано, кажется, ему просто нравится играть с этой бездной знаний. Компьютеры в 1980-х годах позволили получить доступ к миру новых возможностей каждому человеку. Ёситака Амано — часть этого поколения.

Его отличие от других «цифровых» художников заключается в личной трактовке мирового художественного опыта. Сумев избежать силков баз данных, он спасся, чтобы создать свой мир.

Продолжение следует...


Перевод: Martin Black Beholder
Корректор: traumatic